bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

svet webvh oct weborgan live web 02.11francem web 2organ live web 09.112berega webdeti web 12holberg webrom20 web2BS weborni webdeti web 25cm fest conc webrococo web 2
Сегодня открываем 75-й концертный сезон!
repin_web_03.jpg

Сегодня открываем 75-й концертный сезон!

Сказать, что репетицию накануне открытия 75-го сезона оркестр ждал с нетерпением – не сказать ничего. Все музыканты во главе маэстро не верили своему счастью. Прилетел! Не сорвалось, как в предыдущие два раза!

И вот Вадим Репин, знаменитый скрипач, лауреат самых престижных конкурсов, выступающий на лучших мировых музыкальных сценах, работающий с выдающимися дирижерами современности, выходит на сцену Большого концертного зала Томской филармонии. Музыканты приветствуют солиста, как принято, постукиванием смычков о грифы инструментов. На пюпитрах у всех Скрипичный концерт Макса Бруха. Маэстро Михаил Грановский дает ауфтакт… И час репетиции пролетает незаметно.

Наверное, больше всех этой встречи ждал народный артист России Сергей Зеленкин. Он захватил с собой две черно-белых фотографии, которые зафиксировали один день из их общей прошлой биографии – 24 июня 1983 года. Тогда Томский симфонический оркестр играл с юным талантливым скрипачом из Новосибирска Вадиком Репиным. На фотографии рядом с солистом – концертмейстер оркестра Сергей Зеленкин.

repin_web_02.jpg

repin_web_01.jpg

- Имя Вадика Репина уже гремело вовсю! Он приехал с концертом совершенно неожиданно, – начал свой рассказ Сергей Александрович, когда два скрипача и главный дирижер Михаил Грановский уже сидели за чашкой чая после репетиции. – Была договоренность с Вашим профессором Захаром Броном (обращается к Вадиму Репину). До этого он сам играл с нашим оркестром Концерт Баха. И мы условились, что он привезет своего ученика. Вы играли Концерт Тихона Хренникова, невероятно трудный. Не помню, Первый или Второй?

Репин: Первый.

Зеленкин: И аккомпанемент сложнейший. Но как играл Вадик! Только искры сверкали! Никто не ожидал от него такого мастерства! Кто к нам тогда только не приезжал – и вдруг мальчишка играет, как бог! Все были невероятно рады.

Я счастлив, что дожил до этого времени, что я снова с вами встретился и могу вместе музицировать!

Репин: Почти сорок лет прошло.

Зеленкин: А я живой! (улыбается) Да, тогда на репетициях Вы много раз бросали скрипку, снова брали, повторяли много раз, совершенно не чувствовали никакой усталости. Спрашиваете, что изменилось за это время? С той встречи прошло 38 лет. Мне тогда было 39… Смотрю, да и Вы поседели немного…

Репин (с улыбкой): Да, несколько изменился.

Зеленкин: Но эта искра Божья горит с прежней силой! Она и в сердце, и в голове, и в руках. Блестяще играли сегодня!

Репин: Спасибо. Так хорошо репетиция прошла! По-человечески так тепло было! Я тоже очень ждал этой встречи. Трудно в деталях вспомнить тот первый приезд в Томск. Я ж был ребенком. Мне шел 12-й год. И, безусловно, все для меня тогда было игрой. И, конечно, в Новосибирске, когда мы готовились к концерту, Захар Брон заставлял меня прыгать выше моей головы. Это была его манера: если не можешь, старайся, пока не запрыгнешь. И порой такие вещи играли!.. Чтобы выучить этот Первый концерт Тихона Николаевича Хренникова у нас было 11 дней.

И такое повторялось буквально каждый месяц. Каждая новая программа – это прыжок выше головы. Брон ставил своих учеников в такую ситуацию, что мы учились находить кратчайшие пути к результату. Если хочешь, приходи на урок хоть каждый день. Вопрос есть – приходи и задавай. Безусловно, он рассказывал много тонкостей и хитростей, чтобы иногда какой-то путь можно было пройти за 5 минут вместо месяца.

В те годы слово «гастролер» для меня было чем-то совершенно фантастическим, неправдоподобным. Мы поехали в Томск…Мы поехали в Омск, Москву, Ленинград… Несколькими годами позже были страны Европы, потом Япония, Америка.


- Вы были самым молодым победителем самого престижного конкурса скрипачей – конкурса королевы Елизаветы.

Репин: Мне исполнилось тогда 17.  Кстати, в Томск я приехал уже после победы на конкурсе Венявского в Люблине (это случилось в 1982 году).

Все это вместе превращалось в какой-то жизненный путь. Очень много приходилось работать. Потому что без запаса времени невозможно даже выучить произведения, невозможно добиться профессионального прогресса. Работа была интенсивная, трудная и серьезная. Но, находясь в путешествиях, я получал огромное удовольствие от новых сцен, новых лиц, новых впечатлений, новых видов. И до сих пор, должен сказать, что именно эта часть жизни, кроме музыкальных диалогов и музыкантских встреч, мне доставляет радость. Эта искра во мне живет, и я от этого получаю огромнейшее наслаждение.

И сегодняшняя репетиция – тоже наслаждение. Оркестр так тепло меня принял!

Одно из моих любимых и важных заданий на репетиции – это постараться найти взаимопонимания с ключевыми солистами оркестра. Когда у вас нет визуального контакта, пока вы друг друга не поняли, не расшифровали ту информацию, которую можно передать, на сцене очень трудно выступать. Одно дело – с дирижером… поговорили, посмотрели, как будем действовать, другое – с оркестром. Для меня очень важно иметь прямой контакт с солистами оркестра. И я увидел такие одухотворенные, восторженные лица. И атмосфера замечательная. Я очень доволен репетицией.

repin_inst_04.jpg  repin_inst_05.jpg

repin_inst_06.jpg  repin_inst_07.jpg

repin_inst_08.jpg  repin_web_09.jpg

repin_web_10.jpg  repin_web_11.jpg
- За месяцы самоизоляции наши музыканты соскучились по совместной игре, по игре на сцене. А у Вас большой ли промежуток был, когда из-за пандемии не выходили на сцену? И как Вы пережили это время? Как я знаю, Вы уже начали давать концерты. Увы, в Томске Вы будете играть, к сожалению, в зале без зрителей.

- У меня после снятия ограничений буквально несколько выступлений было. В Москве провели несколько вечеров, но с публикой. Хотя в зале зрители сидели через одного, а на сцене – все в масках, кроме солиста. А прилетел я к вам из Москвы. В последние недели жил дома, в Москве. Честно говоря, для нас впервые вдруг сложилась такая ситуация, когда мы семьей три месяца находились в четырех стенах, в одном доме. И должен сказать, что это тоже что-то совершенно фантастическое! Порция спокойствия, наслаждения – того, чего ты жаждешь, будучи в поездках. Это было для нас просто Божественным посланием. В первый месяц я даже не брал инструмент в руки. У нас были совершенно другие разговоры, задачи, планы. И провели мы эту пандемию замечательно.

- Ну, что ж, во всем есть светлая сторона. Спасибо, Вадим Викторович, за такой позитивный взгляд на жизнь. Михаил Григорьевич, оркестр впервые за 75 лет своего существования будет открывать сезон в зале без зрителей. Каковы Ваши ощущения? И каким будет Ваше послание миру? В чем оно?

Грановский: Действительно, необычность ситуации ощущает каждый из музыкантов на сцене, когда твои флюиды идут не людям, которые сидят в зале, здесь. Энергетически не просто, я вам скажу. Безусловно, я очень сожалею, что у нас не будет зрителей. Тем более, это счастье – разделить сцену с таким солистом! Мы очень ждали Вадима!

Какой месседж? Он один – искусство вечно! Когда закончатся эти пандемические дни, зритель пойдет в зал с новым рвением, с новой надеждой на новые откровения, которые он получит в нашем зале от симфонической музыки, прежде всего. Я буду ждать встречи именно со зрителями. А сегодня я всех приглашаю прильнуть к экранам своих компьютеров и ноутбуков, своих гаджетов и послушать этот концерт. Потому что он несет в себе очень много идей. И открытие юбилейного сезона. Все-таки 75 лет! В мае следующего года мы будет отмечать юбилей филармонии и Томского Академического симфонического оркестра.

Что такое открытие и что нас ждет? Впервые общение с Вадимом Репиным. Впервые исполняем Десятую симфонию Малера. Это последнее сочинение гениального композитора, хоть и неоконченное. Ну, и наше посвящение – всем врачам, всем волонтерам, которые боролись и борются за наши жизни. И второе посвящение – протоиерею Александру Меню. Ровно 30 лет назад (9 сентября 1990 года) его убили, но память о нем жива до сих пор, выросло целое поколение людей, которым передалась частица его любви, его благодати от его духовных чад и по его книгам.

- Вадим, Ваше выступление в Томске, поддержанное Министерством культуры Российской Федерации, одновременно будет выступлением и в рамках Транссибирского Арт-фестиваля, который Вы возглавляете. Таким образом, Вы включили Томск в орбиту своего фестиваля, которые родился…

- …семь лет назад. Я безусловно рад каждому новому городу, который становится своего рода сателлитом и хозяевами фестивальной программы. Это будет красивое начало возможных совместных проектов. Потому что фестиваль интересный, необычный, очень много разных у него ответвлений.

После нашего концерта в Томске, я еду в Новосибирск, чтобы играть премьеру – исполню новое произведение Арво Пярта, которое было написано специально для меня, для фестиваля. Ведь 11 сентября Арво Пятру исполняется 85 лет. И это будет исторический момент. Я счастлив, что он нашел время в свой праздничный год подарить нам свое произведение. Это такое счастье!

Конечно, у Арт-фестиваля есть с программы с юношеством - мастер-курсы, которые превратились уже в круглогодичную программу. Арт-фестиваль – это большое количество замечательных артистов. К сожалению, в этом году по понятным причинам все идет каким-то своим путем. Но тем не менее, мы держим руку на пульсе. Хотя дистанция планирования – это примерно 48 часов. Но мы горим! Мы рады, что Арт-фестиваль живет и развивается. И что в таком замечательном, таком потрясающе красивом Томске мы тоже его проводим!

Честно признаюсь, я потрясен городом! Прилетел утром – рассвет, прекрасный воздух! Я получил громаднейшее удовольствие от встречи с Томском! Надеюсь, что эта встреча не последняя. И я еще приеду сюда.

repin_web_12.jpg  repin_inst_01.jpg
 

Текст: Татьяна ВЕСНИНА
Фото: Игорь ВОЛК и Рубен ГАЙНУТДИНОВ